Закат католицизма — рассвет науки. Как прогресс победил религию

Еще до начала Нового времени стало очевидно, что ночь средневековья, долгие годы окутывавшая Европу, клонилась к концу. Все чаще раздавались голоса, требовавшие покончить с засильем церкви, высвободить науку из-под ее влияния. Раздавались голоса, обличавшие рели010ги010ю0.0

Критика религии

Современник Бэкона Сигер Брабантский, читавший лекции в Парижском университете заявил, что «в христианском законе — вымысел и ложь, как и в других». Вопреки церковному учению, он провозгласил, что «мир вечен», что не существует бессмертия души; она «погибает вместе с разрушением тела». Он отрицал загробную жизнь, утверждая, что «счастье существует в этой жизни, а не в той». Французский мыслитель был брошен в тюрьму и там умерщвлен.

В Италии с опровержением христианских мифов выступил видный гуманист Лоренцо Валла. Он отрицал божественное происхождение Христа, отвергал претензии духовенства на особую роль в посредничестве между богом и людьми.

Еще с более смелой критикой религии и церкви выступил его соотечественник Пьетро Помпонацци, который в своем сочинении «О бессмертии души» пытался доказать, что догмат о бессмертной душе ни на чем не основан. А ведь этот догмат один из главных в христианстве, на нем держится все христианское вероучение.
Закат католицизма

Инквизиция

Лоренцо Калла и Пьетро Помпонацци подвергались преследованиям католической церкви. Но мыслители не отказались от своих убеждений.

Католическая церковь делала все возможное, чтобы преградить путь вольнодумству и свободомыслию. В 1232 году папа Григорий IX учредил трибунал инквизиции для борьбы с распространением ереси. Дым костров стал веять над Европой. Смертная казнь была официально объявлена карой для тех, кто отступил от истинной веры.

Тысячи, десятки тысяч людей были подвергнуты жесточайшим пыткам, преданы казни. Инквизиция свирепствовала во Франции, Италии, Испании. Только в 1481 году в испанском городе Севилье было сожжено 2000 человек. За 16 лет «великий инквизитор» Кастилии, а затем Арагонии жестокий фанатик Торквемада отправил на костер более 8 тысяч человек. В 1236 году французский инквизитор Роберт в течение двух месяцев закопал живьем в землю около 500 отступников от веры. В XV столетии в Германии было сожжено более миллиона людей, обвиненных в колдовстве. Всего же на счету инквизиции около 5 миллионов жертв. А сколько людей испытало чудовищные пытки в застенках инквизиции!

Однако можно было совершить самый тяжкий грех и купить себе прощение. Так и поступали власть имущие.

Реформация

В XVI столетии в Европе (изначально в Германии) возникло, если говорить современным языком, — правозащитное движение, обличающее католицизм — Реформация.

Предъявляя обвинение католическому духовенству в том, что оно погрязло в грехах, вожди реформации вовсе не выступали против религии. Напротив, их лозунгом было восстановление христианства, якобы искаженного католицизмом. Первоначальное христианство, заявляли идеологи реформации, не помышляло о роскоши. Первых христиан занимали духовные, а не «мирские» интересы. А католицизм, провозглашая, необходимость стремиться в царство божье, предоставил возможность духовенству создать себе такое царство на земле.

Нужна новая церковь: церковь демократичная, по образцу первых христианских общин — призывали вожди реформации Мартин Лютер, Ульрих Цвингли, Жан Кальвин. Нужно навсегда покончить с религиозной нетерпимостью, со стремлением церкви посредничать между богом и людьми. Вечное спасение на небесах человек может достигнуть не с помощью церкви, а только верой.

Выступая против католической церкви, призывая массы требовать создания новой церкви, идеологи реформации не смогли предвидеть, во что выльется это движение. А оно переросло в революционную борьбу против феодализма. В Германии началась крестьянская война. Назревали вспышки народных восстаний и в других странах.

Революция?

Это не на шутку встревожило дворянство и духовенство. Такой оборот дела не входил в расчеты тех, кто призывал к свержению духовной диктатуры католицизма. Были приняты все меры, чтобы остановить революционное движение. В Германии восстание крестьян было потоплено в крови. В других странах удалось предотвратить революционные выступления масс. Однако безраздельное господство католической церкви кончилось навсегда. Во многих странах Европы возникли новые, протестантские церкви. Сторонники Мартина Лютера в Германии основали лютеранскую церковь. Приверженцы Жана Кальвина в Женеве создали первые кальвинистские общины. В Англии стала господствующей англиканская церковь. А помимо них рождались секты анабаптистов, баптистов и множество иных.

Люди потянулись к протестантам. Они надеялись, что протестантизм раскрепостит разум, откроет путь к духовной свободе, веротерпимости. Но надежды остались надеждами…

А жизнь шла вперед. И не было силы, которая могла бы повернуть вспять ее поступательное движение. Новые вершины в познании мира брала с боем человеческая мысль. Рождались новые мыслители, продолжавшие дело своих предшественников.

А как же наука?

Церковь же не изменила своего отношения к науке. Прежними оставались ее представления, незыблемыми «священные» догматы. Церковь продолжала внушать людям «вечные» истины христианства. Жизнь требовала развития наук.

Пришедшее на смену феодализму буржуазное общество переросло период бурного развития. Невиданными до той поры темпами развивалась промышленность, торговля. Это требовало усовершенствования техники, создания машин, которые бы помогли сделать труд людей более производительным. Развитие мореплавания требовало создания надежных кораблей, оснащенных северным оборудованием и совершенными навигационными приборами. Во всем этом могла помочь только наука.

Возрождение началось в Италии. Это объяснялось тем, что феодальный строй в Италии менее укоренился, чем в других странах, а следовательно, здесь были наиболее благоприятные условия для того, чтобы вырваться из тисков феодальных порядков. Кроме того, на редкость благоприятным было географическое положение Италии с ее выходом к морю, а значит, с широкими возможностями для развития торговли. Именно на итальянской земле расцвел талант многих замечательных ученых того времени, сделавших выдающиеся научные открытия, ставших пионерами в различных областях естествознания. Италия подарила миру Леонардо да Винчи, Джордано Бруно, Галилео Галилея. С Италией связан научный подвиг крупнейшего ученого Андрея Везалия, вписавшего одну из ярких страниц в историю науки…

Каждая страна дарила человечеству мыслителей, которым суждено было составить ее гордость и славу. Но лишь единицы из них удостаивались почестей при жизни, большинство же проходило через суровые испытания, терпело лишения, вступало в борьбу с церковниками, стоявшими на страже общественных устоев и «вечных истин», провозглашенных от имени бога.

Но и в этой стране, где, казалось бы, научное познание обрело свободу, было немало трагических судеб. Служители религии зорко следили за тем, чтобы рождавшиеся в умах мыслителей идеи не затрагивали устоев веры. И горе было тому, кто, опьяненный громкими фразами о свободном развитии наук, забывался и высказывая суждения, противоречащие религиозному учению. Свободомыслие продолжало находиться под строгим запретом. Всякое отступление от догматов веры влекло за собой суровое наказание.

Франция XVIII столетия также шла к буржуазной революции. Идеи революции витали над страной. Они были направлены против отживших свой век феодальных порядков, против феодального дворянства, из последних сил цеплявшегося за жизнь за свои привилегии, за свое былое положение в обществе. Но дни феодализма были сочтены. Французская монархия доживала последние годы. Из года в год увеличивалось число смелых памфлетов, обличавших старый мир и возвещавших приход нового общественного строя, с которым люди связывали столько надежд.

Критика феодализма была неразрывно связана с критикой религии. Идеологи грядущей революции, представители части буржуазии считали одной из своих задач идейно вооружить широкие слои населения, просветить их, тем самым подготовить почву для утверждения нового общественного строя. А это было невозможно без ниспровержения религиозной идеологии, освящавшей феодальные отношения.

Жюльен Офре Ламетри, Дени Дидро, Поль Гольбах, Жак Нежон, Клод Адриан Гельвеций, Сильвен Марешаль, Константен Вольней — это только часть имен непримиримых борцов против религии и церкви. Святыни религии расшатывались под ударами ее критиков.

Церковники упорно сопротивлялись натиску вольнодумных идей. Они имели достаточно сил, чтобы испытанными средствами остановить вольнодумцев. На защите интересов церкви стояло государство точно так же, как церковь защищала его интересы. И хотя церковники уже не могли бросать на костры ученых, выступивших с критикой религии, они не отказывались от преследований свободомыслящих, бросивших вызов религиозной вере.

Когда во второй половине XVIII столетия вышла в свет книга Жюльена Офре Ламетри «Естественная история души», ее автор вынужден был подобно другим своим предшественникам спасаться бегством, чтобы избежать сурового наказания. Парижский архиепископ осудил на сожжение произведение французского мыслителя Клода Адриана Гельвеция «Об уме». Оно тоже было брошено в костер. А самого Гельвеция заставили написать отречение от своего сочинения.

Церковь предала осуждению творение Дени Дидро «Философские мысли». Автор же был заточен в Венсенский замок и освобожден лишь после того, как дал подписку, что не будет более писать ничего, что было бы «противно религии и добрым нравам».

Противостояние церкви и науки только набирало оборот… Это борьба идет и поныне.