Изюмчане в русско-японской войне

Забытые имена. Изюмчане в русско-японской войне

Самое главное в работе было осветить судьбу отдельно взятого человека на фоне такого грозного потрясения как война. Одновременно рассказ о наших земляках- изюмчанах открывает давно забытую страницу в истории славных имён Изюмщины. Настойчивый поиск позволил восстановить боевую судьбу матросов русского флота А. Заики. А-Донгузова, поручика разведки С. Головченко.

Исходя из логики повествования и хронологии, правильнее построить повествование с момента борьбы русской разведки против планов японского командования поднять затопленный русскими моряками крейсер «Варяг». Эти с границы военно-морской истории до сих пор являются «белым пятом» и серьёзно никем не изучены. Так случилось, что уроженец Изюма поручик Головченко, который действовал в Корее как коммерсант Чёнг Ким Пак, вступил в рискованную игру с японской контрразведкой, преследуя цель путём саботажа не допустить подъём «Варяга». Параллельно группа Головченко проводила диверсионную работу, добившись значительных результатов. Пользуясь доверием японцев, Чёнг-Головченко успел добыть и важные данные о переброске японских войск в Маньчжурию. Шантажируя начальника судоподъёмных работ полковника Накамуру, русский разведчик значительно спутал шины противника. Но на свете не существует разведчиков, не познающих хоть раз поражения. Усилиями японской контрразведки Головченко был разоблачён. Сказались определённые упущения в подготовке русских разведчиков. Какие именно — вы узнаете, прочитав работу «Дальневосточный финал». Оставшись инвалидом. Головченко последние годы своей жизни провёл в Изюме — городе, где родился.

По-своему интересна судьба матроса с крейсера «Асколъд» Антона Заики. Этот человек, служивший судовым электриком, в разгар боя с японской эскадрой вместе с остальными матросами гальванической команды спас крейсер от гибели, когда вражеским снарядом была выведена из строя рулевая машина. Демонстрируя высокий профессионализм, презирая смерть, А. Заика вместе с сослуживцами в считанные минуты ликвидировал повреждения, обеспечил кораблю рулевую устойчивость. Скромный, но славный подвиг. Кто сейчас вспоминает об этом человеке? Кроме краеведов — никто.

Так уж вышло, что в последнем аккорде русско-японской войны — Цусимском сражении — пришлось участвовать еще одному нашему земляку — матросу с броненосца «Князь Суворов» Атексавдру Донгузову. В составе 2-ой Тихоокеанской эскадры А. Донгузов прошел через все трудности похода — таинственный «Гульский инцидент сложный морской переход, пламя и смерть Цусимского сражения. Благополучно избежав гибели на «Суворове», А.Донгузов получил тяжелые ранения на спасшем его крейсере «Дмитрий Донской». Вместе с остатками экипажа этого корабля он попал в плен. Скончался А. Донгузов в военном госпитале и был похоронен в Японии. Ему «повезло» — могила моряка сохранилась в чужой земле, в то время как от могил С. Головченко и А.Заики не осталось и следа на Родине.

Есть ли логика в этом мире? Если внимательно еще раз ознакомиться с работой «Дальневосточный финал», то дальнейшие философские рассуждения станут излишними. Лучшей памятью о прошлом могут быть лишь верность долгу, труд и подвиг.